Миф о «шахтерах» и «металлургах» в Донбассе

Миф о «шахтерах» и «металлургах» в Донбассе
Начиная с весны 2014 года, российские пропагандисты и их вольные или невольные союзники в Украине настойчиво пытаются всех убедить, что в боевых действиях в Донбассе на стороне так называемых “ДНР” и “ЛНР” участвуют исключительно “взявшиеся за оружие мирные жители, отстаивающие свою свободу”.
И таких людей не убеждают ни истории с задержаниями на украинской территории кадровых военнослужащих армии Российской Федерации, ни многочисленные свидетельства очевидцев, ни результаты журналистских расследований, проведенных такими авторитетными организациями как Bellingcat. Даже некоторые российские издания (например, “Новая газета” ) признают присутствие граждан своей страны на территории Украины. Однако “свидетелей секты “шахтеров” и “металлургов” все равно предостаточно. Но факты – вещь упрямая.
“По моим наблюдениям, в армиях “ДНР” и “ЛНР” структура такая. Около тридцати процентов – это действительно так называемые “ополченцы” – гражданские люди, взявшиеся за оружие или под влиянием пропаганды, или ради денег. Еще треть – бывшие украинские военные и бывшие работники правоохранительных органов. Мотивация и в этом случае – почти та же, только, наверное, больше людей, пожелавших стать наемниками. И сорок процентов – те, о ком говорят: “Их там нет” : граждане другого государства, воюющие на нашей земле. Что же касается людей, занимающих в этих “армиях” ключевые должности, то у меня нет ни малейших сомнений, что это – кадровые российские военные. Кроме того, привозили для сдачи зачетов российских курсантов-артиллеристов”, – рассказывает полковник Дмитрий Красильников, командир Отдельной мотопехотной бригады № 57, которая два года провела на самых “горячих” участках в Луганской и Донецкой областях, а с апреля дислоцируется в Херсонской области.
А вот, что рассказал боец 95-й аэромобильной бригады Евгений Аверкин, участвовавший в боях в зоне АТО и в обороне Донецкого аэропорта:
“Все началось с небольших перестрелок, а что значит настоящая война, впервые узнали 13 мая 2014 года. В тот день наша колонна попала в засаду в поселке Октябрьском. Шестеро ребят погибли, семеро – ранило, сгорел БТР. В тот день мы впервые “познакомились” с россиянами, точнее, с чеченцами. Они воевали в состоянии наркотического дурмана, настолько сильного, что продолжали некоторое время идти даже после того, как в них выстреливали два автоматных “рожка”. Кстати, российские военнослужащие, попав в плен, рассказывали, что их командование использовало чеченцев в качестве заградотрядов, которым был дан приказ стрелять в отступающих. То есть, действовали в лучших сталинских традициях. В Донбассе против нас, кроме чеченцев-кадыровцев, воевала 106-я Псковская дивизия ВДВ России и спецподразделение “Вымпел”, которое еще в советское время участвовало в операциях за рубежом”.
Кстати, и Дмитрий Красильников рассказывал, что в зоне АТО также слышал об участии в боевых действиях “Вымпела”.
Российский след в событиях в Донбассе просматривается не только в военном аспекте.
Так, в СМИ можно найти информацию о том, что похищении летчицы Надежды Савченко участвовал Павел Карпов, в прошлом внештатный помощник влиятельного функционера администрации президента Никиты Иванова и в этом качестве взаимодействовавший с ультраправыми группировками, в том числе “Боевой организацией русских националистов”. Ранее Карпов был правой рукой одиозного идеолога неоевразийства Александра Дугина, затем работал в команде Иванова, а в дальнейшем – в команде политтехнолога Александра Бородая. Когда весной 2014 года Бородай прибыл в Донецк, чтобы стать “премьер-министром ДНР” , Карпов под именем Николая Павлова появился в Луганске, где активно сотрудничал с “главой ЛНР” Валерием Болотовым. В ЛНР россиянин называл себя “куратором от президента”.
То есть, Донбасс стал прибежищем для разного рода российских маргиналов – с оружием и без. Такие вот они – “шахтеры” и “металлурги”.скачать dle 10.4фильмы бесплатно
Додати коментар